Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Майкла Бретта «Как читать финансовую информацию. Простое объяснение того, как работают деньги». Книга предназначена для того, чтобы объяснить язык денег и раскрыть сущность процессов, происходящих в финансовой среде. Многочисленные примеры, приведенные в каждой главе, значительно облегчат восприятие конкретных ситуаций и помогут принять верные решения в области управления финансами. Alpari

Как читать между строк

Читать финансовые страницы — это одно дело. Читать финансовые страницы между строк — это совсем другое искусство. Финансовые журналисты не всегда говорят именно то, что думают, часто потому, что от этого их удерживает очень строгое законодательство о клевете. Более того, они рассказывают о целом мире — мире финансов, который имеет свои собственные пласты жаргона и псевдонаучной болтовни, часто маскирующей банальную природу происходящего.

Чтобы закончить наше исследование финансовых рынков, здесь приводится менее серьезное руководство по некоторым из более запутанных выражений, которые вы могли бы встретить в финансовых отчетах и финансовой прессе. Эти интерпретации являются исключительно личными и никак не подразумевают, какие слова и фразы используются в любой конкретной газете или статье в предлагаемом здесь смысле.

Первая проблема возникает перед финансовым журналистом тогда, когда он хочет передать предупреждение или выразить свое неверие. Вспомните, что мы говорим о деньгах, и удивительно большое количество людей воспринимает деньги очень серьезно: особенно те, кто надеется сделать много денег или уже имеет их в достаточном количестве, чтобы бояться потерять. Поскольку это определение охватывает большую часть людей в Сити, журналист атакует их на свой страх и риск. Обычного отвлеченного предположения, что директора Muggitt Finance навели порядок, чтобы выглядеть в розовом свете перед подготовкой своих прогнозов будущей прибыли, достаточно, чтобы дать повод для преследований со стороны юристов Muggitt.

Может ли журналист на самом деле без опасности для себя предположить, что акция является слишком переоцененной, даже если он не подразумевает помутнения в мозгах на стороне директоров? Это спорный вопрос, и он часто будет пытаться найти способ обойти его. «Акции Muggitt упали с 300 до 100 пенсов только за этот год, и держатели акций должны рассмотреть возможность забрать свои прибыли» — это один подход. Если он просто думает, что у них слишком высокий курс, без того чтобы компания обязательно скатилась вниз, он мог бы сказать: «Имея коэффициент РЕ, равный 35, Muggitt Finance оценивается достаточно высоко по сравнению со среднеотраслевым показателем; эта аномалия, вероятно, должна сгладиться в ближайшем будущем». Он не имеет в виду, что акции других компаний в этом секторе должны вырасти. Журналист подразумевает, что Muggitt направляется к своему падению. Другой способ сказать то же самое следующий: «При коэффициенте РЕ 35 инвесторам не следует игнорировать потенциальную возможность снижения Muggitt». Выражение «не для вдов и сирот» просто означает «сильно спекулятивная» и иногда «ни для кого, кто в здравом уме». Это скорее похоже на определение «восстанавливающаяся акция» (recovery stock). Оно может означать акцию, которая собирается расти, когда компания восстановится, или компанию, которая долго не продержится на этом уровне, если она не восстановится.

Когда журналист предполагает, что акции «оценены полностью» (fully valued), он почти наверняка пытается сказать «переоценены» без того, чтобы слишком глубоко не обидеть компанию. Это не то же самое, что описать их как «справедливо оцененные» (fairly valued), потому что это выражение, возможно, означает, что автор не знает, склонится ли она в ту или иную сторону («надежное долгосрочное владение» также подразумевает, что он твердо занимает выжидательную позицию).

Был один журналист в дни, предшествующие введению десятичной системы котировки, который говорил откровенно и предполагал, что акции одной компании, «стоящие на 2 шиллингах 6 пенсах» были «дороже почти на полкроны». Его судьба затерялась в тумане истории.

Комментарии о личностях еще более опасное дело. Для финансового журналиста не может быть такого слова, как жулик, по крайней мере пока он не будет благополучно осужден и не окажется за решеткой (что бывает в Британии редко, если только его преступление не является достаточно большим). Газетный юрист мог бы позволить ему лишь выражение «противоречивый финансист из Сити». Соответственно вы будете время от времени читать куски, вроде следующего: «По сообщениям из Панама Сити, м-р Сирил Бак, противоречивый финансист, возглавляющий переживающую неприятности Muggitt Finance group, сегодня подверг сильной критике решение аудиторов компании заявить, что отчеты были составлены на вызывающей сомнения основе и не отражают истинного и справедливого взгляда на положение дел в компании». На нормальный язык это можно было перевести так: «Сирил Бак, этот пройдоха, стоящий во главе Muggitt, сбежал. Он раздражен, потому что аудиторы говорят, что компания является банкротом и ее отчеты скрывают недостачу».

Но в профессии журналиста имелись и личности сомнительного характера, возможно действующие на окраинах того конца рынка, который занимается подсказками о покупке акций, и почти наверняка пишущие для фондовых «бюллетеней новостей» того рода, которые предъявляют претензии на глубокое понимание будущих изменений цен. Будьте осторожны, когда читаете следующее: «С тех пор как Редьярд Шарп встал у руля компании в конце прошлого года и влил свой частный бизнес в Salter И~ау Holdings, она считается одной из самых динамичных групп в секторе финансовых услуг. Ее акции вращаются на узком рынке, но должны покупаться по ценам до 200 пенсов».

Это может быть хорошо обоснованная и искренняя подсказка. Но с таким же успехом это могло бы означать: «Рудди Шарп впихнул свою частную компанию Salter Way по непомерной цене и теперь выжимает из этих акций все, что можно. Вот почему он пригласил меня на ланч на прошлой неделе. Компания переполнена бросовыми бумагами, но вокруг не так уж много акций, поэтому цена взлетит вверх, если к делу подключатся простаки и купят их по моему совету. Вот почему я сам купил 20 000 по 140 пенсов на прошлой неделе. Я продам их в тот момент, когда мои читатели поднимут цену до 190».

Жуликоватые авторы — редкость. Два типа финансовых комментаторов могут представлять опасность для вашего финансового здоровья: чрезмерно туманные и чрезмерно точные. Сколько раз вы видели, что акцию описывают в следующих выражениях: «Акции продаются с коэффициентом РЕ, равным 12, который слишком щедр для сегодняшних рынков». Что это означает? Что рейтинг слишком хорош для инвестора (акции оцениваются ниже своей истинной стоимости и должны быть куплены)? Или оценка льстит компании (акции переоценены и должны быть проданы)? Решайте сами.

Другой вариант — это чрезмерно точный комментарий, который скорее всего появляется в аналитических циркулярах, созданных ездящими на «порше» аналитиками брокерских фирм, но также вполне может появиться и в финансовой прессе: «Приобретение Nuggins должно принести около Е2,735 млн прибыли до уплаты налогов Bloggins Plc в следующем году. Предполагая вызванный внутренними источниками рост продаж в диапазоне от 11,7 до 11,8% и улучшение показателя прибыли в бизнесе лесоматериалов на 2,34%, акции по цене 393 пенса идут на прогнозируемый коэффициент РЕ на уровне 14,27 и сильно рекомендуются к покупке с перспективой на 7 месяцев». Грубо говоря, это могло бы означать следующее: «Ваше предположение о прибылях Blogyns так же хорошо, как и мое. Но наше подразделение маркетмейкинга имеет запас акций Bloggins в своих книгах, и они попросили меня помочь сплавить их. И именно за то, что я пишу подобного рода ерунду, они платят мне С80 000 в год».

Крупные институциональные инвесторы знают, материалы каких фондовых аналитиков стоит читать. Самые «исследовательские» материалы отправляются прямо в корзину, и у одного очень большого финансового института есть гигантская корзина на колесиках, которая раз в неделю провозится по помещению инвестиционного департамента, чтобы собрать имеющиеся у брокеров циркуляры для сжигания в костре.

Большая часть того, что вы читаете о Сити, встает на место, если вы держите у себя в уме несколько простых фактов. Большинство людей, связанных с финансами, которых встречает обычный человек,— это торговые агенты того или иного сорта. Подобно торговым агентам в любой другой области, они намереваются продать вам тот товар, который принесет им самые высокие комиссионные, или который им случилось иметь в запасе. Подобно любым торговым агентам, они не всегда являются лучшими людьми, способными проконсультировать вас о достоинствах этого продукта.

Они сталкиваются с определенной проблемой, когда рынок опускается или собирается идти вниз. «Вложите свои деньги в Bloggins — и вы потеряете не больше половины этой суммы» — это вовсе не привлекательное торговое предложение. Они должны убедить себя и своих клиентов, что рынки собираются расти вечно. Или они придумывают стратегии наподобие «переключения», которые приносят комиссионный доход, но в которых отсутствует прямая рекомендация «покупать». В любом случае это послание будет, вероятно, обматываться дальнейшими слоями болтовни.

Вот пример: «Майк Пафф, менеджер паевых фондов Duffer group, ожидает, что рынок акций за год вырастет на 20 — 25%, несмотря на свой слабый старт, учитывая относительную силу английского корпоративного сектора». Это можно было перевести как: «Майк Пафф знает так же мало, как и все мы, но он участвует в игре по всучиванию инвестиций».

Или послание от брокера клиенту: «Соответственно мы рекомендуем переключиться с Sainsbury на Tesco на основании роста дохода. Наши графики показывают, что...» Здесь значение могло бы быть следующим: «Нам наплевать, какую из двух акций вы выберете, но мы загребаем комиссионные всякий раз, как только вы продаете одну и покупаете другую. На следующий год мы порекомендуем вам переключиться обратно».

Наконец, ни один из обзоров разговоров о деньгах не будет полон без взгляда на один из бастионов традиций Сити. ежедневный отчет о ситуации на фондовом рынке. В них часто можно увидеть фразы типа: акции «закрылись на узком (неактивном) рынке, замешкавшись в ходе нервозной торговли». Прелесть фраз подобного рода в том, что слова могут использоваться почти в любом порядке, с небольшим изменением смысла или вообще без него: «Нервно закрылись на неактивном (вялом) рынке со смешанной торговлей», «Шла нервная торговля при вялом (узком) смешанном закрытии» и т. д. Возможно, это что-то для кого-то и значит. По крайней мере, это заполняет площади колонок и помогает сохранить мистику финансовых рынков.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр FX Start