Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн
Alpari
Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

c) Богатые тоже плачут

Наконец, существенной проблемой в Силиконовой Долине стал и сам рост благосостояния. Проблема эта состоит в том, что хотя высокотехнологические венчурные фирмы и выросшие из них корпорации являются основой местной экономики (которая до создания Силиконовой Долины была, как говорилось, в основном сельскохозяйственной), они не являются здесь единственными работодателями. В инфраструктуре Долины также представлены строительство, коммунальные и федеральные службы, которые не в состоянии поддерживать зарплаты своих сотрудников на необходимом уровне. Рост стоимости жизни оказывается по карману далеко не всем. Вытеснение же из Долины представителей низкооплачиваемых профессий стало, в частности, одной из причин регулярных пробок на дорогах. Не исключено, что в будущем Долина может оказаться перед третьим дефицитом – дефицитом вспомогательных профессий – строителей, сантехников, мусорщиков, полицейских, продавцов и пр.

Имущественное же расслоение хотя и не создает классовой неприязни (в отличие от сверхприбылей Уолл-Стрита, права создателей высоких технологий на высокие доходы никто в Америке не подвергает сомнению)222, но объективно ухудшает условия жизни. На излете бума (летом 2000 г.) в городе Сан-Франциско даже началось движение местных жителей против дот-комов, из-за которых, как считали активисты, жизнь в городе вздорожала запредельно. Оно довольно быстро начало отдавать классовой неприязнью к новым миллионерам, что неудивительно: Сан-Франциско исторически было цитаделью либеральных взглядов, которые в США наиболее близки европейскому социализму. Начавшийся кризис быстро снял напряжение. Проблема, тем не менее, осталась, так как экономический цикл не отменен ни бумом, ни кризисом. Новый венчурный бум через несколько лет может вернуть эту проблему Долины назад – и в еще большей остроте. Будет еще больше компаний, приедет еще больше народу, появятся новые шальные деньги… И что тогда?

Описанный тройной инфраструктурно-социальный дефицит в своей динамике очень напоминает процесс ранней фазы формирования «внутреннего города» метрополиса, когда некогда процветающая часть города коллапсирует под собственным весом, стремительно теряя качество жизни. Когда объем ухудшения превышает некую критическую массу, начинается повальное бегство состоятельных резидентов и – иногда – бизнеса, сначала, как правило, мелкого, а порой и крупного. Центр города превращается либо в «город призраков», где существует оживленная дневная деловая жизнь, но после 6 часов вечера зона вымирает, либо в гетто, где остаются только малоимущие, а деловая жизнь (и занятость) падает до минимума.

Силиконовая Долина начала превращаться в новый метро-полис, вытянутый по линии Сан-Франциско – Пало-Альто – Сан-Хозе. Резервы для экстенсивного роста остаются пока только за счет освоения района Сан-Матео, но и они со временем будут исчерпаны. У Долины было две долгосрочных альтернативы: превращение в некий обширный деловой центр с минимальным проживанием, своего рода даунтаун с пятидесятикилометровым поперечником, или расширяться за пределы своего полуострова. Первое сдерживалось тем, что жить в Долине дорого, ездить на работу в Долину – далеко. Второе, наоборот, обесценивало одно из важнейших преимуществ Долины, затрудняя деловое и повседневное общение компаний и их сотрудников.

В других венчурных центрах эти проблемы были представлены гораздо менее заметно, что связано, прежде всего, с меньшей долей венчурных компаний среди работодателей, а также тем, что, к примеру, Нью-Йорк и Бостон многие столетия имели и куда большее число богатых и сверхбогатых жителей, и более высокую стоимость жизни – и общих резких сдвигов венчурный бум там не вызвал. Принимая во внимание темпы роста венчурных индустрий, можно предположить, что со временем другие компактные зоны размещения венчурной промышленности вне метрополисов начнут переживать те же проблемы, которые свойственны перерождающейся в мегаполис Силиконовой Долине, а сама география венчурной промышленности расширится за счет новых компаний, которые будут искать другие привлекательные регионы. Вытесненные из Силиконовой Долины молодые компании, возможно, обживут смежные области к северу от Сан-Франциско (вокруг Университета Калифорнии в Дэвисе), а также могут разместиться в соседних штатах Аризона, Невада, Юта и Айдахо. Из перечисленных соседей Калифорнии наилучшие шансы у Аризоны, ставшей в 1990-х гг. модной отпускной зоной, а также наиболее близкой к Долине Северной Невады (г. Рино и окрестности). В частности, Финикс в Аризоне уже стал одним из мест, куда перемещается полупроводниковый бизнес из Долины. Беглецы из Долины также переезжали в район Остина в Техасе.

«Как ни странно, – писал я в 1998 г., – именно это дает Силиконовой Долине и другим венчурным зонам еще один шанс облегчить груз социальных проблем. Учитывая переменчивость и подвижность венчурного бизнеса, любое замедление или спад в американской экономике в целом может отсрочить социальный кризис на несколько лет. Начало экономического спада почти несомненно ударит по венчурным отраслям настолько жестко, что, как минимум, уничтожит спрос на новые рабочие места, а в более серьезном случае может и вызвать потерю уже существующих рабочих мест. Цены на недвижимость в Долине также, скорее всего, упадут не менее чем на 30–40%. И то, и другое даст Долине передышку»224. Я ошибся на два года. Давление на инфраструктуру не сократилось сразу после начала кризиса. Лаг (задержка по времени) составил около двух лет, причем рост продолжался еще год после фактического начала кризиса в марте 2000 г. Еще в 2002 г. цены на жилье стояли по-прежнему высоко, упав всего на 2–3 процента, а число жителей Силиконовой Долины не сокращалось. Офисные ставки начали падать несколько раньше: за 2001 г. пустующие площади выросли с 2.8% до 13.5% от общего количества, а средние ставки аренды для технологических компаний сократились с 51.36 до 23.52 доллара за кв. фут в год.

Затем произошел прорыв, и те, кто лишился работы в ходе падения дот-комов, стали уезжать. В 2003 г. впервые с 1994 г. количество пробок на дорогах упало, причем резко: на 12% в среднем по региону Залива, на 40% в графстве Сан-Матео и на 28% – в графстве Санта-Клара, сразу опустившись на уровень 1997 г. Движение заметно улучшилось по всему региону Залива, от Сан-Франциско (где пробки на перекрестках стали встречаться в пяти случаях из ста) до Сан-Хозе на юге (пробок на автодорогах I-680, I-280, 101 и 217 стало почти втрое меньше). Цены на недвижимость также пошли на снижение. Причем если в жилом секторе падение цен составило несколько процентов, то коммерческая недвижимость стала намного более доступна – появились даже отдельные примеры, когда новые компании пускали в субаренду бесплатно только при условии исправной платы за электричество и воду. Номинальные арендные ставки упали до 15.24 долларов за кв. фут в 1 квартале 2003 г., но ставки субаренды стали доходить до 1 доллара за фут. Это явный признак того, что оздоровление после эксцессов дотком бума завершается.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр RBC Forex