Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

d) Как банки манипулировали рынком IPO

Схема, которую выстроил в CSFB Фрэнк Куаттроне, не была всецело его изобретением. Однако именно он довел ее до совершенства. Закулисный механизм, о котором после кризиса узнала широкая общественность, выглядел так.

Горячий рынок Интернет-IPO привел к тому, что инвесторов, желавших приобрести акции накануне выпуска и получить возможность быстро заработать, стало значительно больше, чем акций (подсчитано, что всего за годы бума состоялось около 700 Интернет-IPO). Поэтому повсеместно распространилась практика «тай-ин» – «откат» (теоретически запрещенная Regulation M, общеобязательной инструкцией SEC для участников фондового рынка). Места в IPO раздавали за повышенные комиссионные по несвязанным акциям. Желающие получить место в синдикате покупали и продавали через этот банк накануне пакет акций какой-нибудь крупной компании с комиссионными банку не в 5, а в 10, 20, даже 50 центов за акцию. Отказ от предложения купить себе квоту в выпуске, таким образом, влек за собой отказ в участии в синдикате. Банки, кроме того, взяли за правило удовлетворять не более 20–25% заявок и оставлять нераспределенной большую часть заказов, в расчете на то, что эти горячие деньги резко подбросят курс новых акций в первый день. Теоретически можно было бы увеличивать цену компании еще до выпуска и передавать эмитенту все предложенные деньги – но тогда не стало бы возможности заработать в одночасье.

Однако грядущий рывок подстраховывался и другими методами, о чем свидетельствует другой вариант доплаты банку за место: «накрутка», или «лэддеринг». Инвестор накануне IPO мог (после прозрачного намека от организатора выпуска) обязаться докупить свежевыпущенных акций сразу после IPO: столько же, сколько получал по подписке, а то и вдвое, втрое больше. Естественно, покупка производилась по более высокой цене. Существовала неформальная «лестница» наценок при покупке на вторичных торгах с шагом в 2–5%, откуда и пошло и название этой практики, от «лэддер» – лестница. По сути, банк перекладывал на инвесторов обязанность выступить маркет-мейкерами, но если дозволенный правилами маркет-мейкинг предусматривал поддержку акций на уровне выпуска, то «лэд-деринг» был по сути средством заранее спланированного разогрева рынка первого дня. Формально эта практика была также запрещена Regulation M, и поначалу многие банки фиксировали такие договоренности только устно, но под конец бума, как выяснила пресса, некоторые банки даже завели специальные бланки, где вели учет клиентских «лестниц» – чтобы соответственно просчитать квоты на IPO и общую лестницу накрутки.

После этого следует флиппинг – на русском сленге «слив». Все, кто получил акции на IPO, ждут открытия торгов и сбрасывают свои акции на пике спроса еще до конца первого дня. Один из предпринимателей, чья компания в ходе первого дня торгов в 1999 г. возросла в цене вчетверо, впоследствии возмущался в интервью прессе: «Fidelity, Janus, John Hancock (крупнейшие американские взаимные фонды) – все они обещали, что покупают наши акции, чтобы держать их несколько лет, а сами слили их через 12 секунд после начала торгов». Трудно сказать, что возмутило топ-менеджера больше: то ли, что лучшие инвесторы его обманули, не сказав правды о своих намерениях, то ли, что в результате акции остались на руках у мелких инвесторов, которые, купив их на пике рынка, звонят ему и жалуются, что их вложения обесценились, то ли то, что поиграть в эту игру имели право все, кроме него: по закону сотрудники компании не имеют права продавать свои акции ранее чем через 6 месяцев после выпуска, а то и более, а на венчурных капиталистов и новых инвесторов этот запрет не распространялся. Впрочем, короткий инвестиционный горизонт отличал не только крупнейших, но и других игроков, вплоть до мельчайших: десятки тысяч индивидуальных дэй-трейдеров занимались в это же время исключительно тем, что по нескольку раз на дню покупали и перепродавали технологические акции, отыгрывая их движения в течение дня. Разница была лишь в том, что к IPO они доступа не имели и довольствовались вторичным рынком.

Чтобы инвесторы помельче покупали акции, когда избранные и приближенные акционеры зафиксируют прибыль, необходима реклама – то есть инвестиционная аналитика. Аналитики инвестбанков всегда испытывали если не административное, то моральное давление: написать отчет получше, чтоб акций продать побольше, но в «ревущие девяностые» их власть над рынком стала невероятной. Поддержка выпуска положительными рекомендациями аналитика – ключевой компонент всего процесса как для банков-андеррайтеров, так и для эмитента. И аналитиков впрягли в общую IPO-повозку, а на их независимости был поставлен жирный крест. Автор книги был лично свидетелем того, как инвестиционные банкиры, отвечающие за работу с корпорациями-эмитентами, приходили на встречи с аналитиками. Причем желающий получить заказ на проведение IPO руководитель группы не только открытым текстом обещал, что о компании будет подготовлен замечательный отчет (уже поставленный в график будущего выпуска), а сидящий рядом аналитик демонстрировал слайды, призванные убедить эмитента, что его исследования высоко котируются, но и время от времени банкиры уже предъявляли отчеты, где будущий клиент нахваливался на все лады. Китайская стена была демонтирована. Достигла эта практика и России: например, в середине 2000 года United Finance Group, инвестор и соуправляющий фонда Ru-Net, за пару месяцев до того купившего 34% поисковика Yandex, выпустил отчет, посвященный Интернет-бизнесу в России, где лучшей компанией был назван Yandex (на что, впрочем, русская аудитория тут же обратила внимание, и отчет был воспринят скептически). Почти во всех банках аналитики получали бонусы, связанные с объемами прошедших при их участии IPO, а их труды в основном сводились к поиску доводов в пользу того, что каждая последующая компания просто находка. Наедине с собой аналитики, как римские авгуры, были куда более откровенны, если не сказать, циничны в отношении протежируемых компаний.

Сверхдоходы банков в этой системе обеспечиваются тем, что они жестко стоят между компаниями и инвесторами. Интернет-компании были связаны как законами, так и неписаными правилами игры, крупнейшие инвестора не могли получать свои гарантированные доходы от флиппинга кроме как при участии банков-андеррайтеров. Но как же банкам получать в нужном количестве Интернет-компании, причем по возможности уже популярные и распиаренные? Здесь главным средством убеждения со стороны инвестбанков стал спиннинг. Как и одноименная рыболовная снасть, финансовый спиннинг употреблялся для ловли лиц, принимающих решения – им предлагалось получить недоступное для других место в синдикате IPO и заработать с гарантией несколько десятков или сотен тысяч долларов за сутки. Банк позаботится обо всем. А облагодетельствованные менеджеры и венчурные капиталисты, как предполагалось, позаботятся об интересах банка, когда придет их черед выбирать андеррайтера.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр RBC Forex