Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

§5. Риск и цикличность

Венчурный бизнес и венчурные фонды занимают крайнее положение на шкале инвестиционных рисков. В основе своей они распадаются на две категории: деловые риски и риски ликвидности. Деловой риск эквивалентен возможности того, что проект окажется мертворожденным и рано или поздно погибнет под напором конкуренции или под собственным весом, не дав инвесторам возможности реализовать доходы, а часто и вернуть вложенные средства.

В отношении реального размера делового риска ведутся перманентные споры: меньшинство теоретиков настаивает, что венчурные компании, занимающиеся передовыми и инновационными видами бизнеса, в среднем имеют гораздо больше объективных шансов на успех, чем фирмы из традиционных сфер деятельности. Большинство же полагает, что цена ошибки в венчурном бизнесе неизмеримо выше, и посему более высокие доходы венчурных фондов отвечают степени их риска. Риск ликвидности состоит в том, что венчурные фонды оперируют с «длинными деньгами», вкладывая их на очень долгие сроки. Иногда венчурный капиталист может продвинуть свою портфельную компанию от основания до IPO за 18-24 месяца и реализовать десятки тысяч процентов прибыли, но подавляющее большинство занимается подготовительной работой в течение 5-7 лет, в лучшем случае зарабатывая только на свое существование, в худшем – накапливая убытки.

Деловой риск связан с тем, что и производство, и спрос на продукцию в области новых технологий трудно прогнозируемы и сильно зависят от точности соответствия продукта потребностям еще неразвитого или несуществующего рынка, состояния экономики, веяний моды и множества других факторов.

Венчурные фонды финансируются из наиболее рискованных частей диверсифицированных портфолио. Поэтому глобальная реаллокация (перераспределение) инвесторами портфелей ценных бумаг в направлении как повышения, так и понижения степени их риска влечет за собой резкий рост или падение средств, которые их владельцы желают вложить в венчурные фонды. Образно говоря, когда экономика чихает, венчурная индустрия переживает воспаление легких. Это относится и к объему инвестиций в венчурные фонды и компании, и к числу создаваемых технологических и других венчурных компаний, и к объему продаж молодых технологических компаний.

Венчурная индустрия по этой причине относится к числу так называемых цикличных отраслей экономики. Она очень чувствительно реагирует на изменения деловой активности: экономический подъем обычно провоцирует бурный рост, а спад вызывает такое же резкое сокращение инвестиций и сужение рынка венчурных продуктов. В периоды подъема венчурные фонды пользуются огромной популярностью у инвесторов, которые склонны преуменьшать риски и преувеличивать ожидаемые доходы. С началом спада инвесторы в массе своей быстро теряют оптимизм. Кроме того, желание вкладывать капитал на длительные сроки (до 10 и более лет) значительно снижается. Это влечет за собой проблему подвижности временных горизонтов и инвестиционных ориентиров.

Еще в большей мере реагирует на доступность финансовых потоков рынок IPO. Как правило, во время спада (особенно если он сопровождается потрясениями на основном фондовом рынке) венчурная компания не может рассчитывать на удачное первичное размещение акций. И наоборот, все случаи сказочного взлета акций венчурных компаний в день выпуска и впоследствии приходятся в основном на периоды устойчивого растущего («бычьего») рынка.

Кроме этого, в венчурно-инвестиционной среде существуют свои моды, которые могут значительно увеличивать спрос на акции компаний, занимающихся популярным среди инвесторов бизнесом. Таковыми в разные годы были персональные компьютеры, компьютерные дисководы, биотехнология, Интернет-технологии, мультимедийные приложения и т.д. Проблема, где заканчивается трезвая оценка инвестиционной привлекательности, и начинается погоня за модой, достаточно остро стоит перед исследователями.

Анализ фактической доходности венчурных фондов подтверждает эмпирические наблюдения за цикличностью индустрии. Агрегированные доходы венчурных фондов за 1974–2001 гг. демонстрируют колебание доходностей от максимумов в 55.8% (1980 год) и 50.3% (1995 г.) до минимумов в – 5.8% (1984 г.).

Насколько экстраординарным был рывок и последующий спад рынка в 1999–2001 гг., пока неочевидно. Без учета событий финала Интернет-бума (который будет подробнее анализироваться ниже), венчурные фонды дают среднюю доходность в 30%, носильно изменяющуюся по времени с циклом от 10 до 15 лет.

Исторически доходности отдельных венчурных фондов являются закрытыми и тщательно скрываются от общественности. Как правило, о конкретной доходности не знает никто, кроме инвесторов. Это общая и давно принятая практика индустрии прямых инвестиций. Однако в 2003 г. данные по ряду крупнейших венчурных фондов были открыты их крупнейшими инвесторами. Эти данные интересны тем, что их обладатель – в нашем случае, государственный Университет Мичигана – был крупным инвестором практически всех венчурных фондов, организованных крупнейшими венчурными капиталистами США, в течение продолжительного периода (с 1990 г.). Полученная серия доходностей достаточно репрезентативна, чтобы дать основания для выводов как о сравнительной доходности фондов, так и о природе венчурного цикла.

Разделение фондов на группы по уровню доходности отчетливо демонстрирует связь доходностей фондов и срока их «закрытия» (имеется в виду закрытие подписки на фонд, т.е. начало его работы). Мы определили ожидаемую положительную доходность на уровне от 30% до 70% годовых: как представляется, именно такой минимальный уровень возврата на вложенный капитал должны ожидать инвесторы, чтобы компенсировать степень риска, ожидать же доходность свыше 70% нереалистично даже с учетом волатильности. Такую доходность демонстрируют фонды, закрытые в периоды общеэкономической и венчурной депрессии (первая половина 1990-х гг.). Приобретенные ими дешевые компании через несколько лет резко выросли в цене, обеспечив стабильную прибыль. В противоположность этому, фонды, собранные на пике венчурного бума, демонстрируют отрицательную доходность, вызванную тем, что их активы приобретались менеджерами фондов по завышенным ценам, а продавались с недостаточной долей прироста стоимости или ниже себестоимости. Максимальный прирост стоимости (свыше 70%) дали фонды, закрытые накануне рыночного рывка, и сумевшие, таким образом, быстро извлечь пользу как из дешевизны активов при открытии, так и из роста рынка.

Анализ индивидуальных доходностей показывает, что наивысшие доходности являются во многом следствием удачи: выход из портфеля должен произойти на пике рынка, а в портфеле должна быть как минимум одна или несколько компаний-суперзвезд. Практически, доходность на уровне 100% годовых и выше уже может рассматриваться как проявление удачи.

Обобщая сказанное, следует заключить, что сила цикла в венчурной индустрии высока, и время имеет там очень высокую цену, сопоставимую с фактической ценой финансирования. Компании и фонды, созданные во время спада и накануне роста, имеют гораздо лучшие шансы на выживание и прибыльность, чем созданные в бум. Улучшается качество отбора: в бум инвесторы склонны финансировать все подряд, а в кризис только наилучшие компании находят инвестиции. Логично было бы предположить, что в бум венчурные фонды должны испытывать сложности с финансированием, но этого не происходит, как по причине иррациональной жадности массы инвесторов, так и оттого, что многие венчурные инвесторы реинвестируют уже полученные прибыли, видя в них легкие и во многом неожиданные (в случае сверхприбыльных фондов) деньги, которыми не страшно рисковать без ущерба для портфеля.

Можно также уверенно предположить, что в течение нескольких лет с момента написания книги (конец 2003 – начало 2004 г.) мировая венчурная индустрия испытает новый рывок, а фонды и компании, созданные и создаваемые сейчас, покажут прибыльность на ожидаемом инвесторами или более высоком уровне.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр FX Start