Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

2. IPO: мания и махинации. a) Причины Интернет-кризиса

Рынок рухнул 10 марта 2000 г. и после нескольких судорожных рывков ушел в штопор. После того, как деньги неожиданно перестали валяться на земле, бесприбыльные дот-комы начали массово закрываться, а курс акций большей части новых компаний упал в десятки и сотни раз. К началу 2001 г. уже было ясно, что бум окончен, и впереди жестокая рецессия. В середине 2001 г. Дорр публично извинился за фразу «крупнейшее создание богатства в истории», и на этой патетической ноте Интернет-бум можно считать завершившимся. На этот раз кризис венчурного рынка предшествовал кризису большого фондового рынка, но масштаб кризиса был таков, что «молодой» рынок потащил за собой и «старый». Последовавший вскоре теракт 11 сентября 2001 года окончательно разделил в сознании людей в США и во всем мире время на безвозвратное прошлое и зловеще-непонятное будущее.

Сейчас у экономистов принято считать, что фондовые пузыри питаются вполне рациональными причинами: видя рост рынка, инвесторы вполне сознательно идут на риск, видя, что в прошлом подобный риск уже оправдывался, а, значит, нет никаких оснований думать, что он не может оправдаться и далее. Иными словами, хотя все понимали, что «новая экономика» – это всего лишь тенденция развития, но еще не реальность, не было никаких причин целиком отвергать ее невозможность,– и вот степень оценки этой перспективы и была единственной ошибкой. Это свойственно всем «пузырям», от тюльпаномании и «бума Южных морей» в XVIII веке до Интернет-бума. Многие сейчас думают, что это была пирамида – намеренная мошенническая махинация. Ничего подобного, все было намного хуже: все ошибавшиеся ошиблись честно. Были завышенные ожидания – не более. На буме не заработал почти никто – только те, кто решил отойти от дел, смогли сохранить свои деньги, все же прочие, от венчурных капиталистов до индивидуальных инвесторов, покупавших акции после IPO, – потеряли, кто больше, кто меньше. Редкие единицы смогли вовремя «выйти в кэш» – продать все фондовые активы и переложиться в деньги и долговые обязательства. В идее финансировать грядущее процветание авансом, в надежде на высокий доход сообразно высокому риску, нет ничего предосудительного. Впрочем, и новизна «новой экономики» для США была относительна – нов был размах, но не принцип.

Вопросы о том, что или кто подтолкнуло рынок к падению, будут задаваться еще долго. И поводов, и виноватых было немало. Заметно покачнуло NASDAQ решение суда по «делу Microsoft», которую признали виновной в нарушении антимонопольного законодательства (см. ниже). Тут же, одно звено к другому, выстроилась цепочка и других негативных новостей: отчет Barron показал, что многие лидеры «новой экономики» в будущем году начнут испытывать серьезные проблемы с наличными средствами; фондовый гуру из Goldman Sachs Эбби Коэн неожиданно порекомендовала увеличить в портфелях клиентов долю наличных денег за счет акций новой экономики; пришло сообщение о неожиданном ускорении темпов инфляции в США.

В поиске виновных многие указывали на невероятно размножившихся за последние годы бума day-трейдеров, мелких частных игроков, торгующих на новых брокерских интернет-площадках. Обладая незначительными средствами и малым опытом, day-трейдеры работали на очень коротких позициях, зато на марже, достигавшей порой 5:1, поскольку рынок постоянно рос. В 1998–1999 гг. своими короткими спекулятивными играми они довели курс Интернет-компаний до такой волатильности, что изменение в 5–7% в течение дня стало нормой.

Однако после необыкновенно бурного (около 20% за 4 месяца) осеннего подъема NASDAQ в середине марта day-трейдеры были поставлены перед необходимостью заплатить налоги на свои торговые прибыли. Причем прибыли day-трейдеров облагались по удвоенной ставке – 40%, тогда как длинные доходы, то есть прибыли от держания акций по полгода и больше, облагаются в США 20-процентным налогом. Мелким торговцам пришлось сбросить ряд позиций, что сбило курс наиболее популярных в этой среде ценных бумаг. Поскольку стоимость портфелей этих игроков падала, последовали margin calls – предупреждения о необходимости довнести средства, чтобы сохранить кредитное плечо. Day-трейдерам пришлось сбрасывать еще больше, чтобы получить свободные деньги. И пошла цепная реакция. Подобным образом, заметим, начался и биржевой крах 1987 г. Правда, тогда сословия day-трейдеров еще не существовало, массированный сброс учинили компьютерные программы для арбитража, тупо сливавшие пакеты акций, повинуясь заложенному в них алгоритму.

В горестях NASDAQ винили и фондовых аналитиков. Те практически всегда рекомендовали покупать акции Интернет-компаний и никогда – продавать. Винили и средства массовой информации. Те, красочно расписывая, как за считанные недели делались состояния, молчали об изнанке венчурного бизнеса – о рухнувших компаниях, утраченных надеждах, загубленных деньгах и бессмысленных бизнес-моделях.

Наконец, виновником номер один общественное мнение назначило председателя ФРС Алана Гринспена. Пожилой страж стабильности доллара и экономики США, мол, убедил рынок в том, что процентные ставки будут подниматься до тех пор, пока экономика перегрета. Но с какого момента, в его представлении, экономика начала остывать, никто не понимал, включая, вероятно, и самого Гринспена.

Недостатка не было не только в виноватых, но и в злорадно восклицавших: «Ага! Лопнул пузырь!» Между тем, судя по всему, пузырь если и был, то не столь велик. Скачок NASDAQ на вершину, с которой он потом упал, был весьма кратковременным, всего-то с сентября по декабрь 1999 г. Большую часть времени за период 1996–2000 годов рынок рос вполне стабильно. И даже жаркой осенью 1999 г. он рос благодаря day-трейдерам на очень небольших объемах. Хотя газеты и пестрели отчетами о все новых IPO, и сами IPO стабильно открывались резким, часто многократным скачком на цены акций нового эмитента, но почти всегда скачок вскоре сменялся откатом либо на исходные позиции, либо даже ниже их. И опять-таки почти всегда в эти годы скачок происходил на очень ограниченном объеме.

Более того, на каждое новое IPO приходилось по несколько компаний, поглощенных или закрывшихся из-за того, что инвестиции были проедены рекламой и зарплатами, а продаж не было. Потому в отношениях с крупными частными инвесторами – венчурными фондами и стратегическим покупателями – все эти компании с минимальными продажами и многолетними плановыми убытками ощущали себя от месяца к месяцу все неуютнее.

Еще весной 1999 г. уже упомянутый нами известный американский аналитик Генри Блоджет обратил внимание на то, что затраты Amazon.com на привлечение каждого нового посетителя превышают 60,000 долл. – существенно больше того, что онлайновый магазин может заработать на новом посетителе за разумное время жизни этого посетителя. Неутешительного вывода о том, что новые клиенты приносят этому символу электронной розничной коммерции необратимые и бесконечные убытки, оказалось достаточно, чтобы курс акций Amazon.com рухнул на 30%. Уже после этого венчурные капиталисты и инвесторы все чаще стали говорить о прибылях и продажах и все реже – об аудитории и доле рынка.

Так что отчет Barron был не ведром холодной воды, а, в лучшем случае, последней каплей, переполнившей чашу нервозности. Реакция рынка на отчет Barron (цены B2C-компаний и холдингов упали: где на 30%, а где и втрое-вчетверо) свидетельствовала не о плохих нервах инвесторов, а, скорее, о том, что их подход к оценке Интернет-компаний окончательно сформировался. Платить за бесконечный рост, не считая денег, они больше не собирались.

Дорога венчурного бизнеса всегда была усеяна трупами. Для фондового рынка это стало новостью лишь потому, что рост day-трейдинга благодаря дешевому кредиту и появлению все тех же интернет-брокеров приблизил публичных инвесторов к миру частных инвестиций на небывало близкое расстояние. Проблемы не упали с неба, они просто стали видны после радостей. Рынок, как и следовало ожидать, обратился к фундаментальным индикаторам – потребовал сбалансировать рост и продажи. И только. Требование, если вдуматься, совершенно правомерное.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр FX Start