Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

e) Иррациональный энтузиазм

Термин irrational exuberance – «иррациональный энтузиазм» – был введен в обиход Аланом Гринспеном, председателем Федеральной Резервной Системы. 5 декабря 1996 года, выступая с речью в American Enterprise Institute, Гринспен сказал: «Как узнать, когда иррациональный энтузиазм взвинтил цены на активы, которые потом подвергнутся неожиданному и продолжительному сокращению, как в Японии в течение прошлого десятилетия? И как принять это в расчет в денежной политике?» Это был прямой намек на то, что глава центрального банка США считает фондовый рынок перегретым. Рынки восприняли это как сигнал к повышению ставок и отреагировали падением – но это падение продолжалось не более одного дня. США двигались прямо в самый великий «бычий» рынок за послевоенные десятилетия.

Безудержный рост прервался только в 1998 г. Тормозом роста стал азиатский кризис. Еще в июле 1997 г. были девальвированы валюты Таиланда и Филиппин, а Малайзия ограничила конвертируемость своей валюты, в августе 1997 г. упала валюта Индонезии (и вслед за ней режим Сухарто), в октябре 1997 г. пострадал Гонконг, затем в ноябре 1997 г. кризис достиг Кореи и в феврале 1998 – Японии. Однако период паники длился не более квартала.

В 1999 г. Интернет-мания вспыхнула с новой силой и продолжалась до весны 2000 г. В это время создавались фирмы с самыми диковинными бизнес-моделями (автору особенно запомнилась компания Marketplace.com, торговавшая через Интернет дворницким инструментом), а копирование популярных бизнес-моделей достигло смехотворных размеров (только крупных онлайновых ювелирных магазинов было пять). Конкуренция в основном развивалась по линии рекламы: большая часть полученных инвестиций тратилась на агрессивный и часто неразумный маркетинг. В 1999 и 2000 гг. самая дорогостоящая реклама в США – на Superbowl (чемпионат страны по американскому футболу) была целиком выкуплена дот-комами. Главной целью бизнес-плана считалась как можно более быстрая подготовка компании к выходу на открытый рынок, после чего, как полагали, дела у нее пойдут сами собой. Этому, в частности, служила и реклама: часто ее главной целью были будущие акционеры, а не будущие клиенты. Опционы и акции в IPO стали универсальной валютой: их требовали не только сотрудники, но и юристы, владельцы недвижимости и даже рекламные агентства. Несколько сотен тысяч человек оставили «старую экономику» и перешли на работу в дот-комы.

Фондовый рынок покупал историю о новой экономике с готовностью. Сроки прохождения дистанции от создания компании до IPO сократились с 5 лет до 18 месяцев по лидерам, и сам инвестиционный цикл сжался на столько же. Ожидания великого будущего, которые питали рынок, были настолько высоки, что в 1998–1999 гг. только 6-10% компаний, выходящих на IPO, были прибыльными. Во время бума ранее заштатная профессия фондового аналитика получила такой вес, что аналитики высшего уровня – Генри Блоджет, Мэри Микер, Джек Грубман и другие – обрели статус, близкий к голливудским кинозвездам. Шутка ли, прогнозы аналитиков часто сбывались уже потому, что были озвучены публично: так было со знаменитым прогнозом Генри Блоджета про то, что цена акций Amazon вырастет втрое до 400 долл. за акцию.

Изобилие денег питало кризис как цепная реакция. В последние годы бума и первый год кризиса рутинно закрывались фонды величиной от 200 млн. до 1,5 млрд. долларов – размер, еще за 10 лет до этого совершенно немыслимый. Свыше трети этих денег поступала из закрывающихся с прибылью венчурных фондов: ограниченные и генеральные партнеры, вкусив моментальных денег, рассчитывали, что им удастся повторить успех снова и снова. Однако венчурные фонды пользовались таким спросом, что новые деньги, приходящие извне, не давали доле старых партнеров увеличиться.

Самоощущение инвестиционных профессионалов в этот период описать сложно. Впечатление, оставшееся от тех лет, смешанное: с одной стороны, ураганные темпы роста вызывали беспокойство по поводу неизбежного падения качества инвестиций и, в конечном итоге, сокращения доходности новых фондов. Уже в 1997 г. самыми популярными словами в интервью венчурных капиталистов и инвесторов были «пик» и «коррекция», то есть падение. С другой стороны, все они пользовались плодами бешено растущего рынка сполна, и почти никто не рассчитал время правильно. Увы, финансовому рынку очень редко свойственно делать долгосрочные выводы из своих ошибок или сопротивляться искушениям.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр RBC Forex