Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

5. Эволюция рынка венчурных продуктов

Особо важно отметить начавшиеся в середине 1970 – начале 1980-х гг. сдвиги в структуре рынка товаров венчурных компаний – и, соответственно, в мотивации венчурных предпринимателей. В 1950–1960-х гг. венчурному капитализму был свойственен симбиоз с военными программами. Это выражалось в основном в том, что венчурные предприниматели часто осуществляли базовые исследования в рамках государственных оборонных изысканий, чем экономили частному капиталу немалые средства. Приобретателями многих венчурных продуктов, и, в особенности, высокотехнологических, тоже было федеральное правительство. Такое положение дел стало нарушаться в 1970-х гг., с началом разрядки. Хотя этот процесс был непродолжителен, он заставил многих руководителей венчурных индустрий задуматься, насколько емок и продолжителен этот рынок. Оборонные (и в целом государственные) заказы начали обходить венчурные отрасли стороной, в то время как венчурные индустрии избавились от зависимости от оборонного заказа.

Еще одним традиционным рынком венчурных индустрий были крупные корпорации. Здесь обе стороны с пользой для себя использовали свои индивидуальные преимущества. Корпорации были, с технологической стороны, материальным отражением экономичного массового производства, в то время как венчурные компании обладали мобильностью. Поэтому венчурные предприниматели очень часто шли по пути систематического создания не готового продукта, а опытных образцов, с последующей продажей лицензий на них крупным конкурентам, которые и ставили их на поток. Этому способствовало высокоразвитое патентное право США, которое эффективнее, чем где бы то ни было, защищало права собственника идеи. Это практиковалось и практикуется далеко не всяким разработчиком – скажем, Intel как разрабатывает, так и выпускает свои чипы. Однако продажа технологий (или даже проблем с целью их дальнейшего решения), часто вместе с компаниями-разработчиками, была также повседневной практикой. Здесь, в этой зоне венчурного рынка, в 1980-х гг. наблюдалось некоторое сокращение за счет того, что венчурные компании настолько выросли в количестве и экономической силе, что образовали свою – пока локальную – венчурную экономику.

Основой этой экономики стали межвенчурные связи компаний. Как правило, изначально такие связи зарождались, когда венчурная компания расщеплялась или достигала зрелой фазы и теряла нескольких предпринимателей, которые уходили разрабатывать новые смежные проекты. В этом случае материнская компания часто становилась потребителем товаров и услуг дочерней. С развитием венчурного капитализма и все большей концентрацией компаний в венчурных зонах, а также развитием связей венчурных центров (прежде всего через капиталистов и их связи друг с другом), венчурные компании стали вести совместные проекты и в их процессе формировать разделение труда, которое вело к складыванию стабильного рынка уже между неродственными компаниями. Например, компания, производящая программное обеспечение, часто опиралась не столько на конечного потребителя, сколько на производителя компьютеров (т.н. изготовитель оригинального оборудования, или OEM – от original equipment manufacturer), который и устанавливал ее программы на свои компьютеры. Наконец, венчурные компании просто потребляли продукцию друг друга в процессе нормальной жизнедеятельности. В 1980-х гг. венчурные индустрии были структурированы уже настолько сложно, что товарообмен между венчурными индустриями достиг заметной величины в их общем объеме продаж.

Аналогичные процессы шли и на мировом рынке, в основном, в направлении развертывания торгового оборота со странами Восточной Азии. С начала 1980-х гг. страны Тихоокеанского региона – Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг (т.н. «четыре тигра»), а впоследствии еще и Индонезия, Малайзия и Таиланд, благодаря политике льготного поощрения иностранных инвестиций и дешевым валютам, стали превращаться в сборочные площадки для международных корпораций, и прежде всего американских. Венчурные капиталисты, особенно калифорнийские, чьи связи с Восточной Азией были исторически сильны, очень быстро оценили преимущества недорогой и качественной рабочей силы этих стран и стали переносить туда свои производственные подразделения. Этот процесс не замедлялся на протяжении всех 1980-х гг.

Потребительский рынок был для венчурной индустрии не нов еще в ее ранние годы (тому примером инвестиции в производство кинофильмов), но в 1970-х гг. он, неожиданно для самих венчурных капиталистов, начал выходить на первый план. Венчурные индустрии выросли уже настолько, что стали в состоянии самостоятельно выйти на покупателя, оценить его нужды, предложить ему то, что он хочет – словом, не просто производить для узкого круга друзей и коллег, но и торговать в широком смысле этого слова. В свою очередь, высокие технологии удешевились (иногда естественным путем, а в ряде случаев целенаправленно) до такой степени, что их продукты стали доступны индивидуальным покупателям. Каждый новый венчурный рынок, как, например, рынок персональных компьютеров, мобильной радиосвязи или кабельного телевидения, очень быстро проходил дистанцию от молодого и ненасыщенного до зрелого. Компании, начинавшие несколько лет назад работать с экспериментальным продуктом, очень быстро обнаруживали себя на развитом структурированном рынке, где уже существовали различные группы потребителей, требовавшие дифференцированного подхода, а сами их продукты, будь то деловой калькулятор или сотовый телефон, из дорогой модной игрушки стремительно превращались в доступную бытовую не-обходимость.

В результате этого процесса венчурный капитализм начал стремительно становиться органичной частью экономики и, что еще более важно, повседневной жизни США. В сущности, венчурные компании, получая навыки работы по законам свободного рынка, уже фактически вступали в прямое состязание с большим бизнесом на его поле, и все более успешно.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр RBC Forex