Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

3. Скачок притока новых средств. a) Традиционные методы финансирования

На протяжении многих лет объем поступавшего венчурным фондам капитала хотя и увеличивался, но незначительно, и в реальном исчислении составлял примерно ту же величину, что и в начале послевоенного периода. В середине 1970-х гг. он колебался около 50 миллионов в год, но с 1978 – 79 гг. начал ускоряться и уже в 1980 г. достиг 1 миллиарда в год, в 1983 – превысил 4 миллиарда и достиг максимума к 1987 г. За десятилетия общий объем новых венчурных средств увеличился почти в 20 раз.

a) Традиционные методы финансирования

Особенностью 1980-х гг. был переход венчурных фондов к новым источникам капитала. В 1978 г. в венчурные фонды поступило в общей сложности 216 млн. долл. Из этой суммы 32% было предоставлено индивидуальными инвесторами, 9% частными фондами, 10% корпорациями, 16% страховыми компаниями, 15% пенсионными фондами и 18% иностранными инвесторами. К 1988 г., спустя десятилетие, эта сумма выросла до 2.95 млрд. долл. Доля частных индивидуальных инвесторов в ней снизилась до 8%, частных фондов – выросла до 12%, корпорации предоставили 11%, страховые компании составили 9%, а доля пенсионных фондов взлетела до 46%.

Косвенным образом, одним из важнейших источников первичных средств было федеральное правительство в лице министерства обороны (Department of Defense) и Национальных институтов здравоохранения (National Institutes of Health). Они предоставляли базовые исследовательские гранты для прикладных изысканий, из которых формировались многие наработки, давшие жизнь венчурным компаниям, а также обеспечивали немалую долю венчурных компаний заказами на готовую продукцию. Разумеется, далеко не всегда за венчурной компанией стоял бывший федеральный проект, а в тех случаях, когда это происходило, роль индивидуальной предпринимательской инициативы далеко превосходила ту, которую в процессе создания венчурной технологии играли правительственные деньги. Более того, в процессе венчурного бума произошел мощный поворот венчурных индустрий не только к «гражданским деньгам», но и к «гражданскому рынку».

Исторически, как мы видели, венчурный капитализм начинался со средств частных инвесторов (high net-worth individuals) и средств частных фондов, управляющих наследствами, пожертвованиями и т.д. (endowments). И те, и другие были наиболее лояльными сторонниками венчурного бизнеса и участвовали в нем, как правило, через десятилетние ограниченные партнерства, ставшие стандартной инвестиционной структурой с конца 1960-х гг. Индивидуальные состоятельные инвесторы, как правило, рекрутировались из старых богачей. С прогрессом венчурного бизнеса в их числе появлялось все больше венчурных предпринимателей, разбогатевших после создания и развертывания собственных компаний. Эти последние часто доверяли средства тем же венчурным капиталистам, с которыми работали ранее. Рост инвестиций от этой группы на протяжении десятилетия был наиболее мал – в то время как инвестиций в венчурные фонды в целом выросли в 13.65 раз, индивидуальные инвесторы увеличили свои портфели только с 69 до 236 млн. долл., в 3.42 раза. Это говорит не столько о том, что данная группа не располагала большими средствами, сколько отражает ее достаточную заинтересованность в венчурных инвестициях еще до того, как они стали модой дня. Возможно, это также означает и то, что индивидуальные инвесторы оказались устойчивее к веяниям времени.

Надо заметить, что данные по индивидуальным инвесторам не учитывают так называемых «ангелов» – инвесторов, которые выделяли деньги непосредственно самим предпринимателям на фазе основания компании или даже до этого. Немалое количество этих «ангелов» были сами в прошлом венчурными предпринимателями, иногда друзьями и родственниками предпринимателей, но встречаются и совершенно посторонние люди, которые целенаправленно оказывали поддержку начинающим бизнесменам. Общий объем средств, которые вкладывали «ангелы», не поддается даже приблизительному учету, но предположительно, по оценке Центра венчурных исследований Нью-Гэмпшира, он составлял никак не менее 10–15% общих вложений в венчурный бизнес.

Следующим источником средств были собственные исследовательские проекты крупных корпораций, работавших в тех же или смежных отраслях бизнеса, что и венчурные компании. Среди этих последних особенно следует выделить General Electric, IBM, Xerox, H P, DEC, Intel. Одни корпорации, такие как HP и DEC, будучи сами в прошлом венчурными, еще в конце 1960-х гг. легко перешли к практике создания дочерних исследовательских или инновационных компаний. Эти компании пользовались почти полной операционной самостоятельностью и были связаны со своими родителями только по линии реализации своей продукции и получения финансирования.

Старые корпорации с традиционным подходом к делу выдержали эту перестройку с большим трудом. Во многом, однако, отказ от централизованного и заорганизованного ведения таких исследований был вызван тем, что крупные корпорации с самого начала расцвета венчурного капитализма в конце 1950-х гг. зачастую с позором проигрывали соревнование малому высокотехнологическому бизнесу. При несравненно больших затратах на централизованные исследования их КПД был несоизмеримо ниже. Создатели процессора Intel или микрокомпьютера Apple добились минимальными средствами того, чего не смог добиться работавший в том же направлении IBM, исследовательский отдел которого многократно превышал по численности весь персонал Intel и Apple вместе взятых. Производительность труда у корпораций также была ниже. В частности, IBM с производительностью в 184,600 долл. на человека к концу десятилетия отставал более чем вдвое от своих конкурентов – Apple (451,600 долл. на человека) и Compaq (317,500 долл. на человека). Венчурные фирмы в среднем тратили на создание нового рабочего места 42,914 долл. против 59,510 долл. у крупнейших корпораций из рейтинга Fortune 500, имели пропорцию высококвалифицированных сотрудников в 53% против 10%, а административного персонала – в 10% против 25%, и производили вчетверо больше экспорта на доллар затрат, чем их конкуренты.

Венчурные компании, таким образом, помогали «поддерживать слонов в форме», как в шутку называли этот процесс венчурные капиталисты. Поддержание же формы подсказывало возможность копирования методов работы венчурных компаний вместо реформирования исследовательского процесса в компаниях в существующих рамках. В общей сложности, корпорации увеличили свои затраты на создание новых исследовательских компаний с 22 до 325 млн. долл. в год. Деятельность этих компаний лежала несколько в стороне от венчурного процесса, но все же достаточно близко к нему: многие из них создавались как совместные предприятия, были очень часты ситуации, когда коллективы этих компаний образовывали уже свои дочерние компании и независимо – на основе начатых разработок – создавали новые.

Далее, наиболее удачливые венчурные компании, закрепляясь на новом рынке и осваиваясь в индустрии, начинали также использовать свои прибыли для финансирования создания новых компаний. Иногда они выступали в качестве инвесторов в новые фонды своих венчурных капиталистов, иногда участвовали в качестве ограниченных партнеров в отдельных новых компаниях. Здесь действовал тот же принцип, что и с корпорациями. Это было очень распространенным явлением – например, легендарный создатель суперкомпьютеров Сеймур Крэй создал за 20 лет три компании; со-основатель Microsoft Пол Ал-лен участвовал в создании 14 компаний.

В 1978 г. неожиданно для фондового рынка ожил интерес к новым выпускам акций. На протяжении нескольких лет вплоть до 1984 г. объемы IPO росли, увеличиваясь за год в несколько раз. Мы уже говорили о том, что для венчурных капиталистов IPO был, прежде всего, «стратегией выхода» – способом продать часть или все бумаги из портфеля данной компании и зафиксировать, таким образом, прибыль. Вместе с тем, IPO было значительным рубежом и для самой компании, так как позволяло ей продавать на рынке новые акции и инвестировать собранные таким образом средства в расширение исследований и производства. Рынок IPO в течение десятилетия был крайне неровным – бум 1983 г. соседствовал с провалом 1984 г., 1986–1987 гг. стали периодом еще большего бума, который оборвался в одночасье с биржевым крахом октября 1987 г. Тем не менее, очень многим компаниям, достигшим фазы «публичной корпорации», он помог воспользоваться изобилием средств напрямую, привлекая средства по усмотрению менеджмента компании и, самое главное, очень часто именно в тех размерах, в каких это было необходимо.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр FX Start