Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

8. Россия в мировом венчурном процессе

Сейчас венчурному сообществу России важнее всего задаться вопросом – «что дальше»? Во-первых, не следует предаваться самообману и розовым иллюзиям. То, что в России классные ученые и классная научная школа (и к тому же недорогая рабочая сила), повторялось уже такое несчетное число раз, что стало общим местом. Говорить о том, что у нас хорошо, – непродуктивно. Области для приложения сил и совершенствования нашей венчурной среды лежат в противоположном направлении. Постараемся непредвзято оценить существующие проблемы: что у нас плохо? Плохо очень многое. Малые темпы роста – на венчурных ярмарках присутствует множество компаний трех-пяти-семилетнего возраста, но практически не бывает компаний моложе трех лет. Это очень тревожный признак: новые технологические компании не создаются. Происходит ли это потому, что наше преимущество в научной области мало-помалу уходит в прошлое, или потому, что у нас мало потенциальных предпринимателей? Про нехватку амбиций уже говорилось, следует также признать и нехватку предпринимательской культуры. Люди, владеющие технологиями и способные их развивать, часто элементарно не знают правил венчурной игры, не знают, куда пойти, к кому обратиться и чего хотеть, наконец. Часто они к тому же и не ставят себе цель заработать, представляя себе инвестора как грантодателя, а компанию – прежде всего как лабораторию для утоления научного любопытства. Но что ученому здорово, то бизнесмену смерть.

Еще одна проблема – изоляция. С технологической точки зрения Россия – глубокая провинция. Осведомленность о направлениях спроса и вызревающих прорывных зонах у нас тоже оставляет желать много лучшего. Рынок ищет не гениальных новинок, а полезных новинок. Не представляя себе потребностей, трудно предложить рынку нечто действительно нужное. Такое знание берется не вприглядку, а из совместной работы и профессионального общения. А откуда наш средний инженер, бывающий за рубежом только в турпоездках да изредка на выставках, может составить себе представление о последних мнениях и сплетнях технологической среды или запросах крупных корпоративных потребителей? Большая часть каналов для него закрыты. Технические новинки привозят к нам также поздно и втридорога. Как тут держать нос по ветру? Это не самая простая задача, и одним росчерком пера она не решается.

Важно также отдавать себе отчет, что в России существует глубокий раскол внутри предпринимательского сообщества между предпринимателями и инвесторами – выходцами из научного истэблишмента и между компьютерщиками и программистами, большинство из которых пришли в свое дело не через вузы, а с улицы, подчас не имея и формального инженерного образования. Первые и вторые очень мало общаются, по-разному смотрят на вещи и не очень-то друг друга долюбливают. Даже работающие с ними инвесторы – часто разные организации. А между тем обеим группам есть чему друг у друга научиться. У «программистов» и «железячников» гораздо лучше обстоят дела с предпринимательством, но с точки зрения углубления в технические аспекты выходцы из научной среды их серьезно опережают. ИТ-бизнес и научные бизнесы – биотехнологии, новые материалы и др. – должны быть сближены. Разность происхождения не должна служить розни. Ни информационные, ни нано, ни биотехнологии – ни одна сфера не должна оказаться в загоне просто потому, что она не из той тусовки.

В дальнейшем важно не ошибиться, выбирая направления инвестиций. На чем в прошлом обожглись инвесторы? Прежде всего на том, что погнались за модой. Инвестиционные моды, которые периодически возникают в венчурном бизнесе, обычно служат точками выхода для предусмотрительных инвесторов. Чтобы заработать на новых технологиях, надо покупать их, когда они еще немодны, и продавать, когда они модны (что, впрочем, верно не только для технологий). Тот, кто поступает наоборот, не зарабатывает сам, а только обеспечивает прибыль более предусмотрительным инвесторам. В 1999–2000 гг. у нас была обратная картина: инвесторы, как лемминги, шарахались вслед за толпой. Инвестировавшие в Интернет-компании следовали за пиком американской моды. Те, кто поразумней, рассчитывали на продажу своих инвестиций американским и европейским порталам, но были и такие безрассудные инвесторы, которые строили расчет исключительно на выход путем местного или даже зарубежного IPO. Одно такое IPO – «РБК» – у нас состоялось, но, судя по динамике, выйти там особенно никто не смог, да похоже, что и не собирался. Когда рынок перешел из фазы вертикального взлета в фазу штопора, инвестиционные лемминги запаниковали и кинулись врассыпную, продавая свои дорогостоящие активы за бесценок.

Этого стадного мышления леммингов необходимо постараться избежать в будущем. В венчурном бизнесе постоянно идут свои волны моды. Если погнаться за этими волнами, можно успеть, а можно и опоздать. Немодную компанию или технологию можно продать лишь в одном случае – если она действительно кому-то нужна. По большому счету, грамотный выбор может быть сделан только на фундаментальной основе – в пользу технологии или проекта, который имеет потенциал спроса вне зависимости от моды. Соответственно, необходимо, во-первых, разбираться в предмете, если не с технической, то с деловой точки зрения.

Далее, у России много конкурентов. То, что нас опережают США и Великобритания – полбеды. То, что нас опережают Израиль и Финляндия – тоже не так плачевно. Но нас опережает еще добрая дюжина стран, и в этой толпе не так-то просто вырваться вперед. Сейчас кандидатом номер 1 на звание следующей венчурной державы считается Китай, с которым будет не так-то просто конкурировать. Пора задаться вопросом о конкурентных преимуществах России и россиян. «Научный потенциал», «образованная рабочая сила» – достаточно, чтобы привлечь к себе внимание, но слишком общо для того, чтобы понять, чем стоит заниматься, а чем нет. Не все направления науки развивались у нас в равной мере; в советские годы финансирование различных наук было прямо пропорционально тому, как близко они могли позиционировать себя к задаче борьбы за мир во всем мире посредством новейшего оружия масового поражения. Некоторые дисциплины развивались всесторонне, другие – как биотехнология – избирательно, третьи – такие, как компьютерные науки, – не развивались вообще. В чем-то мы по-прежнему впереди или наравне с миром, а где-то катастрофически отстаем от него. Неравноценны и разные способности и таланты наших людей: недавнее международное тестирование учащихся средних школ PISA показало, что наша школа совершенно не учит высказывать и защищать личное мнение, но способствует развитию креативности и поиску нестандартных решений. А вот учащиеся из стран-конкурентов (Китая и Индии) выиграли с огромным отрывом там, где надо было решать задачу по известному методу с особой кропотливостью, но в нестандартных ситуациях пасовали. Примерно так же оценивают способности наших специалистов и заказчики оффшорного программирования: большие задачи, требующие монотонной муравьиной работы индийцы выполняют лучше наших программистов, но там, где нужно найти радикально новое решение или вывести особо сложный алгоритм, нашим нет равных. Вряд ли стоит пытаться начинать с подтягивания слабых сторон – лучше на всю катушку использовать сильные.

И, наконец, самое главное: сейчас и ближайшие несколько лет венчурное сообщество должно забыть о внутренней конкуренции. В настоящее время успех каждого – это успех всех. И это относится не только к историям успеха. Сделать на базе российской науки компанию или компании, которые будут делать технологии нового поколения для всего мира, а затем продать их на Запад или вывести на международный фондовый рынок – задача совсем не из легких. Скорее, наоборот. Она потребует и от венчурных капиталистов, и от предпринимателей, и от всего сообщества гораздо более интенсивных усилий, чем от их коллег. И памятуя, что история успеха нам нужна одна на всех, именно на этом и надо сосредоточиться. Венчурное сообщество России должно настраиваться на кропотливую, тяжелую и дружную работу. В ближайшие годы отдыхать не придется.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр RBC Forex