Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

II. Марш энтузиастов: Ранний венчурный капитализм 1945 – 1978 гг. §1. У истоков: генерал Дорио и его ученики. Формирование основ венчурного капитализма в 1930–1960-е гг. 1. Новый курс Рузвельта и реформа фондового рынка

С 1921 г. фондовый рынок США переживал период небывалого подъема, получившего впоследствии название «The Roaring Twenties» – «ревущие двадцатые». Послевоенный инвестиционный бум и всеобщее чувство уверенности в завтрашнем дне подталкивали компании активно расширять производство. Объемы выпуска новых акций многократно возросли, внимательность же инвесторов к качеству предлагаемого «товара» ослабла (в расчете на то, что все однажды купленное можно будет продать за более высокую цену), что привело к росту числа махинаций и мошенничеств, многие из которых оставались нераскрытыми до самого биржевого краха. Доступность кредита для игры на бирже (брокеры предоставляли клиентам маржу, достигавшую десятикратного размера стоимости заложенных под нее ценных бумаг) привлекала на рынок множество мелких инвесторов и стимулировала дальнейшее устойчивое повышение котировок акций.

То, что этот рост сопровождался всего лишь умеренным ростом производства, мало кого беспокоило. Среди брокеров самой популярной стала теория «большего дурака», по которой считалось, что ценная бумага может быть сколь угодно дорогой, но всегда найдется еще «больший дурак» – инвестор, который купит ее по этой цене. Эйфория «бычьего рынка» и связанная с ней беспечность массы инвесторов оборвалась в одночасье.

Спровоцированный целым рядом причин биржевой крах 24 октября 1929 г. обратил начавшееся еще летом 1929 г. замедление темпов роста экономики в Великую депрессию. За четыре года, прошедших до прихода к власти Франклина Д. Рузвельта, фондовый рынок обесценился втрое. Его падение привело к доминообразному развалу банковской системы США, так как значительную часть активов банков составляли акции.

Тщетность попыток администрации Эдгара Гувера сохранить механизм саморегулирования фондового рынка позволила демократу Рузвельту в ходе избирательной кампании 1932 г. выдвинуть требования его регулирования государством. Выборы совпали с окончанием работы комиссии подкомитета Сената по банковским и валютным реформам, которая в ходе 17-месячного расследования обнаружила на фондовом рынке массу вопиющих злоупотреблений, мошенничеств и обмана акционеров, причем в них были замешаны чрезвычайно высокопоставленные лица, включая президента Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE), руководителей крупнейших брокерских фирм и ведущих банкиров.

Возмущение было настолько велико, что Рузвельт смог провести обещанную реформу через объединившийся в своем негодовании Конгресс в рекордно короткие сроки. Новый законопроект, смоделированный по образцу британского Закона о национальных ценных бумагах (National Securities Act), был внесен в Конгресс 10 апреля 1933 г., а уже 23 мая президент подписал Закон о ценных бумагах (Securities Act). Он и явился началом целой цепи актов «нового курса», которые, опираясь на конституционное право федерального правительства регулировать междуштатную торговлю, подвели под него общенациональный рынок ценных бумаг и резко усилили вмешательство государства в его дела, установив очень жесткие правила для доверительных управляющих денежными средствами.

Закон о ценных бумагах 1933 г. впервые ввел понятие «disclosure» – порядка раскрытия информации о выпусках ценных бумаг, дополненную обязательной регистрацией проспектов всех выпусков – документов, содержащих исчерпывающую информацию о ценных бумагах, эмитенте и порядке их выпуска, а также любую другую информацию, которая влияет на их стоимость. Теперь, как заявил сам Рузвельт, «…у нас есть обязанность настаивать, что любой выпуск новых ценных бумаг для продажи в рамках междуштатной торговли должен сопровождаться полной гласностью и информацией, и ни один принципиально важный элемент этого выпуска не должен быть скрыт от покупателей.» В закон был введен принудительный принцип «caveat emptor», – бремя обеспечения полноты раскрытой информации возлагалось на продавца ценных бумаг.

В 1934 г. закон о фондовых биржах (Securities Exchange Act), второй из этой серии, создал новое квазиправительственное агентство – Комиссию по ценным бумагам и фондовым биржам (Securities and Exchanges Commission, – SEC), получившее права контроля за его исполнением. В ее обязанности не входило давать оценку инвестиционным достоинствам и привлекательности выпуска ценных бумаг – это было задачей самих инвесторов, – но она получила право требовать, чтобы такая информация была полной.

Права и полномочия SEC детализировались и уточнялись в ее собственных нормативных документах – «правилах». Даже непреднамеренная ошибка эмитента в проспекте по закону могла стать основанием для отказа в регистрации и, соответственно, отмены выпуска, а отказ в предоставлении такой информации как SEC, так и инвесторам, – уголовным преступлением. Комиссия даже получила права расследования и вызова для допроса сотрудников бирж и брокерских фирм и приостановки деятельности компаний-нарушителей. Кроме того, SEC вменили в обязанность регистрацию всех брокерских фирм, а также индивидуальных брокеров и дилеров с целью обеспечения соблюдения ими правил SEC через саморегулирование.

Закон 1934 г. также установил ответственность руководства акционерных обществ, включив их в круг лиц, подотчетных SEC, и ввел понятие «корпоративного инсайдера», обязав любого руководящего сотрудника компании, члена совета директоров или акционера, владеющего более чем 10% акций, отчитываться во всех совершенных с ними операциях. Формы отчетности, установленные этим законом, существуют и по сей день. Они таковы: форма 10-K, или ежегодный отчет, одобренный аудитором, 10-Q, или неаудированный ежеквартальный отчет, и 8-K – форма для сообщения «иных важных событий в компании, ее контроле или руководстве», которые необходимы для оценки цены акций компании.

Кроме того, финансовая система подверглась регулированию и по другим направлениям. Созданная в 1933 г. Федеральная корпорация страхования депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation) установила для банков-членов жесткие нормативы риска по каждому классу вложений депозитов, обязательные к неукоснительному соблюдению. Закон Гласса-Стигала (Glass-Steagall Act) 1933 г. разорвал связку «коммерческие банки – брокерские фирмы», запретив первым владеть вторыми, приобретать акции, участвовать в размещении эмиссий ценных бумаг или иначе инвестировать в фондовый рынок. Закон о публичных холдинговых компаниях (Public Utility Holding Company Act) 1935 г. ввел обязательную регистрацию всех холдинговых компаний, чьи акции обращались на фондовом рынке.

Более того, в конце 1930-х гг. последовала еще серия статутов, составивших костяк законодательства о ценных бумагах. Такими были Закон о правде об облигациях (Truth Indenture Act) 1939 г., которым был установлен порядок раскрытия информации о выпуске любых облигаций, и Закон об инвестиционных советниках (Investment Advisors Act) 1940 г., который установил порядок лицензирования и отчетности деятельности инвестиционных консультантов (под это определение подпадали как индивидуалы, так и фирмы) и запретил консультантам умалчивать о собственных интересах в рекомендуемых ими ценных бумагах.

Но особенно важен был Закон об инвестиционных компаниях (Investment Company Act), под который подпали все институциональные инвесторы – пенсионные фонды, страховые фирмы, взаимные фонды. Он устанавливал детальную отчетность инвестиционных компаний перед акционерами и, что особенно важно, ввел так называемое «правило благоразумного человека» (prudent man rule) – порядок, при котором им с целью уменьшения их риска запрещалось вкладывать деньги в малоликвидные и новые ценные бумаги. Были созданы перечни «дозволенных бумаг» (eligible securities), которые содержали по большей части государственные, муниципальные и крупнейшие корпоративные ценные бумаги.

Эти законы уничтожили тот нерегулируемый рай, к которому привык Уолл-Стрит. Попытки коллективных протестов не прекращались до конца 1930-х гг., но после того, как один из застрельщиков сопротивления, крупнейший брокер и экс-президент биржи Дик Уитни был пойман в 1937 г. на растрате средств своих клиентов и биржевого фонда с целью покрыть результаты собственной инвестиционной беспечности, организованная оппозиция финансистов рассыпалась, а администрация Рузвельта так и не уступила ни пяди.

Новые законы на многие годы существенно связали руки крупным инвесторам. Высокорискованные проекты оказались за пределами их возможностей. Более того, фондовый рынок, попавший после вольницы 1920-х в жесткие ежовые рукавицы SEC, которые в течение всех 1930-х гг. воспринимались им крайне болезненно, и еще не забывший уроков Великой депрессии, стал воспринимать саму идею повышенного риска с отвращением. Банки же, наученные горьким опытом (а также связанные новыми нормативами) вообще перестали рассматривать начинающих бизнесменов как потенциальных заемщиков. Хотя в цели «нового курса» не входило подавление малого бизнеса, практически все внешние источники средств для новых предпринимателей, вне зависимости от объективных достоинств их проектов, стали недоступны. Поэтому вплоть до конца 1970-х гг. основной приток капитала в венчурные проекты обеспечивали состоятельные индивидуальные инвесторы, на которых ограничения по выбору ценных бумаг для инвестиций не распространялись. Именно индивидуальная инициатива – а не усилия государства – и позволила сформироваться системе, которая обеспечивала минимальный, но все же стабильный приток капитала в высокорискованные проекты.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр RBC Forex