Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн
Alpari
Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

6. Венчурный капитал 1999–2003 гг. a) Статистика венчурных инвестиций

В 2003 г. автор впервые собрал для исследования данные по всем сделкам с технологическими компаниями с участием венчурного капитала за 1999–2003 гг. Собранные сведения включали в себя: компанию, инвесторов, дату сделки, объем сделки (по каждому из инвесторов там, где эта информация было доступна). Мы учитывали только объявленные сделки, или те сделки, о которых было известно из открытых источников, и только те, где денежные средства поступали компании; продажи компании одним владельцем другому не учитывались.

Количество сделок с технологическими компаниями было существенно больше того, что мы смогли учесть, по той причине, что мелкие сделки и проекты, где инвесторами выступали физические лица, либо не были известны никому, кроме узкого круга участвовавших в них лиц, либо были объявлены без указания ключевых параметров, прежде всего объема инвестиций. В результате, многие сделки, о которых нам было известно, мы не смогли учесть вовсе: если сумма неизвестна даже приблизительно, статистика бессильна. В некоторых случаях мы смогли уточнить суммы у участников сделки, кое-где приходилось опираться на частные (хотя и более информированные) мнения лиц, близких к сделке.

При учете инвестиций перед исследованием встала методологическая проблема: как учитывать сделки, прошедшие в межнациональных компаниях? Уже сейчас есть немало примеров компаний, которые начинались в России и впоследствии распространили свою деятельность на другие страны. Если эти компании покинули Россию совсем, вопросов не возникает, они не проходят по нашей статистике. Но как быть, когда компания сохраняет частичное пребывание в России – например, как это часто делается, имеет здесь исследовательскую лабораторию? В этом случае возникает проблема двойного учета: инвестиции, засчитанные такой компании здесь, могут быть посчитаны и в стране местопребывания. Например, такая компания, как Mail.ru, юридически является американской корпорацией, но работает в основном на рынке России. Cybiko держит (или, во всяком случае, держала на момент получения инвестиций) большую часть своих сотрудников и все свои разработки в России. Таких примеров немало. Мы пришли к выводу, что степень связей компании с Россией следует определять в каждом спорном случае, трактуя сомнения в пользу России, но если известно, что эти инвестиции уже учитывались в других исследованиях (как, например, PriceWaterhouse MoneyTree Survey), их следует исключать из нашего обзора.

Выстроенная по такой методике динамика инвестиционного процесса выглядит следующим образом. Всего за 1999-2003 гг. в российские технологические компании было вложено 185 млн. долларов. Большая часть этих денег, однако, досталась всего нескольким компаниям. Рекордсменом по числу полученных инвестиций стала компания Cybiko (когда-то подававшая большие надежды, а сейчас полумертвая). Второе место досталось РБК, но к ней очень близко приближаются Рамблер, IBS и Ru-Net. А с учетом того, что большая часть денег, выделенных Ru-Net, на самом деле адресована его портфельной компании TopS BI, уже получавшей ранее инвестиции в размере 3 млн., РБК и TopS практически делят второе место в списке реципиентов. Отметим, что и для IBS упомянутая сделка не единственная, но так как предыдущие инвестиции компания получала еще в докризисную эпоху, в общей сумме они не учитываются.

Всплеск технологических инвестиций, спровоцированный Интернет-бумом, начался в середине 1999 г. и достиг своего максимума не в 2000 г., как принято считать, а в середине 2001 г. Это, на наш взгляд, свидетельствует прежде всего о инерционности мышления тогдашних инвесторов: обнаружив интерес американских и европейских инвесторов к Интернету сравнительно поздно, в период, близкий к пику, они отреагировали на его конец также с запозданием.

Реакция эта была не только запоздалой, но и достаточно интенсивной. Спад, начавшийся со второй половины 2001 г., не преодолен до сих пор.

С конца 2002 г. объем инвестиций в технологические компании возрос, но структура инвестиционного спроса изменилась. Почти все прошедшие за этот период сделки были сделками крупного размера и на поздней фазе. Инвестиций в ранние фазы (под которыми мы собирательно понимаем компании до фазы роста) практически не было. 2002–2003 гг. дали всего семь сделок: 13,3 млн. в РосБизнесКонсалтинг, 12 млн. в IBS, 10 млн. в Ru-Net Holdings, 5 млн. в A4Vision, 2.7 млн. в Egar Technologies, 10 млн. в Compulink, 12 млн. евро в ACOL Technologies. Ранней из этих сделок может считаться только сделка с A4Vision (поскольку компания на тот момент еще не имела продаж), но и для нее это был уже второй раунд, а сама компания существовала к тому времени уже около двух лет. Так что понятие «раннего» даже в этом случае отчасти условное.

Конец 2003 г. был практически мертвым, и инвестиционная активность возобновилась только в ноябре, когда Delta Capital инвестировала 10 миллионов долларов в Compulink, интегра-торскую компанию в Москве, а группа инвесторов (венчурные фонды Mint, Apax Patners и Amadeus) вложили 12 миллионов евро в компанию ACOL Technologies, занимающуюся разработкой светодиодов. Эти две сделки обеспечили 75% рост венчурных инвестиций за полугодие, в сравнении с 1 полугодием 2003 г. В сравнении со вторым полугодием 2002 г. роста, однако, не наблюдается. Итак, венчурная активность продолжается, но она, как и ранее, нестабильна, и серьезного роста ни по деньгам, ни по количеству пока не произошло. Еще две небольших сделки ранней фазы, общим объемом около полумиллиона, не смогли войти в нашу статистику, поскольку мы не владели по ним точными параметрами.

Четыре компании из перечисленных (IBS, Ru-Net/TopS BI, Compulink и РБК) являются чисто сервисными компаниями и ориентированы по преимуществу на внутренний ИТ-рынок России, который с 2001 г. демонстрирует финансовое здоровье и неплохой рост. Достаточно активен на рынке России и Egar (производитель финансового софта для операций с деривативами). Поэтому преобладающим мотивом инвесторов в этот период, видимо, была все-таки не ориентация на технологическое превосходство и мировой инновационный процесс, а ориентация на очевидный экономический бум в России и капитализацию его результатов. Почти все компании существуют уже 5–10 лет, и исключением здесь является опять-таки только A4Vision.

С квалификацией некоторых сделок у нас возникли затруднения. РосБизнесКонсалтинг официально именует полученные во 2 квартале 2002 г. инвестиции «IPO», хотя по ряду признаков это было просто частное размещение с листингом, и вторичного рынка у акций РБК почти не было (если не считать нескольких недавних шальных заказов, вызванных изобилием горячих денег). IBS привлек в 3 квартале 2002 г. 12 млн. долларов от МФК в виде конвертируемого кредита. И в том, и в другом случае возникли обоснованные сомнения, принадлежат ли эти сделки категории венчурного капитала или нет. В первом случае мы интерпретировали сомнения в пользу включения РБК в наш каталог, во втором обратились за разъяснениями к МФК и после получения дополнительной информации все-таки включили и IBS. В случае, если эти сделки исключить из общей картины, венчурный процесс в 2002–2003 гг. начинает выглядеть совсем спорадическим: 2 и 4 кварталы 2002 г. проходят вообще без сделок. Ни одной сделки не зафиксировано также за 1 квартал 2003 г.

В целом, наше исследование позволяет сделать вывод о том, что, во-первых, инвестиционная активность еще невысока, хотя размер сделок отчасти компенсирует их редкость. И во-вторых, эта активность не распространяется на новые компании, довольствуясь уже теми, что находятся на рынке давно. Это создаст в недалеком будущем проблемы для будущих венчурных капиталистов: сделок требуемого инвестиционного качества не очень много и не становится больше, а пайплайн (термин, обозначающий поступление на рынок новых компаний из более ранних фаз) пуст. Вместе с тем, это предполагает, что компании ранней фазы сейчас недооценены в сравнении с более поздней, что создает для тех венчурных капиталистов, кто захочет поиграть на поле ранних фаз, очень привлекательную возможность. Конечно, если им удастся найти достаточное количество компаний на ранней фазе: недоступность инвестиций в допродажной фазе и в целом отсутствие положительных примеров сказывается на предпринимателях, отвращая их от создания новых компаний. Возникает порочный круг, в котором мы все еще пребываем – хотя признаки того, что инвестиционная активность восстанавливается, уже есть.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр RBC Forex