Финансы и кредит

Главная
Личные финансы
Ипотечный брокер
Кредитный брокер
Квартира в кредит
Кредит наличными
Автокредитование
Кредитные карты
Получить кредит
Помощь в получении кредита
Кредиты малому бизнесу
Кредиты онлайн

Вы находитесь на страницах книги Аммосова Ю.П. «Венчурный капитализм: от истоков до современности». Здесь рассматривается история возникновения и развития венчурного капитализма в США и далее во всем мире с 1929 года по 2004 год, его роль в развитии высоких технологий и создании новых быстрорастущих технологических компаний. Особо анализируется венчурная ситуация в России. Alpari

§4. Индия

Совершенно неожиданно в 1980–1990-х гг. в орбиту венчурного капитализма вошла Индия. Индия традиционно была одним из поставщиков квалифицированных и талантливых инженеров в Силиконовую Долину еще с 1960-х гг. До 1/3 всех выпускников индийских инженерных колледжей (около 12–15 тыс. из 50 тыс. в год) в конечном счете оседали в США. Сформировавшаяся за эти годы индийская община в Калифорнии поддерживала связи с родиной, и со временем, обрастая связями и средствами, начала предпринимать попытки использовать оставшихся там соотечественников. По размерам квалифицированной рабочей силы, занятой в компьютерной индустрии (280,000 человек в 1999 г.), Индия уступает только США. Начиная с 70-х гг., индийские выпускники технических учебных заведений массово ехали на работу в Силиконовую долину, спустя десять-двадцать лет многие из этих молодых специалистов стали топ-менеджерами, а некоторые, как Винод Хошла, основатель Sun Microsystems, вошли в элиту новой экономики США. По данным журнала Red Herring, капиталы этнических индийцев только в Силиконовой долине оцениваются в 25 млрд. долларов, из них не менее 1300 человек – мультимиллионеры, владеющие состояниями свыше 30 млн. долларов.

Бизнес оффшорного программирования (или оффшорного девелопмента, что в принципе одно и то же) опирается на потребность в большом количестве нерегулярных, разовых или специальных программных работ и нехватку инженеров в развитых странах. Аборигены западных стран издавна считали престижными профессии юристов, врачей, бизнесменов и банкиров, а на инженерные специальности смотрели свысока, и эту традицию, возникшую еще в средние века, оказались бессильны перешибить даже годы сверхвысоких заработков в технологических секторах. Нанимать для разовых работ новых людей, а потом искать им новое занятие -- не лучший способ решения задачи, и если компании из США или Европы нужен заказной программный продукт или полуфабрикат для ее собственного производства, в особенности не требующий ничего, кроме большого количества кропотливой работы (на жаргоне индустрии, «человеко-часов»), его можно передать на изготовление местным субконтракторам. А можно и за границу, благо современные средства транспорта и связи сильно расширили возможность постоянно быть в контакте с партнерами. Некоторая потеря на сроке и усложнении контроля за процессом компенсируются экономией на стоимости.

Именно на этом и строят свой бизнес азиатские оффшорные программисты. Основными областями, где их труд сейчас в большом спросе, являются IT-услуги по реконструкции устаревших систем и созданию новых, программные продукты, исследования и техническая поддержка, софт для электронного бизнеса и веб-дизайн. Считать такую бизнес-модель сугубо индийской, впрочем, нельзя, мощные центры оффшорного программирования есть, например, в Тайване, Сингапуре, Малайзии, Ирландии, Бразилии. В последние годы в бизнес контрактного программирования активно пытался ворваться Китай – путем откровенного ценового демпинга. Пока, однако, аутсорсинг в Китай дают в основном сами индийцы, экономящие таким образом свои ресурсы на самых дешевых и примитивных компонентах работы.

Тем не менее, именно в Индии эта модель сформировала целый сектор экономики (сами индийцы называют его «контрактным программированием»), с поддерживающей инфраструктурой, специальным госрегулированием, развернутой системой частного и государственного профтехобразования, и даже своим «черным рынком» фирм-потогонок и фирм-однодневок. Хотя благожелательное госрегулирование во многом помогло отрасли, главным двигателем ее развития все же была накопленная «критическая масса» людей. Эти люди получили возможность влиять на процесс распределения заказов на аутсорсинг, и совершенно естественно, что индийские руководители американских компаний стали «давать бизнес» своим родственникам и знакомым в Индии.

Это не значит, что при распределении заказов на оффшорное программирование берутся взятки, или тендеры организуются для проформы. Просто при прочих равных заказ получает сородич топ-менеджера, или его соотечественник. Связи дают огромное преимущество в любой экономике, а для индийца семейные и родственные связи значат много больше, чем для европейца, при том, что индийская большая семья-клан – «брихаткутумба» – может включать в себя сотни людей. Кстати, аналогичным образом менеджеры-китайцы тайваньского или сингапурского происхождения, которые образуют вторую по величине после индийцев этническую общину в компьютерной индустрии, помогают своим родичам создавать компании в Тайване или Китае; отличие только в том, что система кланово-клиентских связей в этом случае именуется «гуаньцзы». Не исключено, что с либерализацией политического и экономического режима во Вьетнаме и на Филиппинах подобные сценарии могут реализовываться и там, учитывая, что вьетнамцы и филиппинцы составляют также значительные этнические общины в венчурном сообществе Калифорнии.

Инициатива индийцев была поддержана индийским правительством, которое сделало для высокотехнологических компаний несколько крупных исключений из действовавшего в Индии репрессивного налогового и таможенного режима. С 1985 г. в Индии стали действовать программы Electronic Hardware Technology Park и Export-Oriented Unit Scheme. С 1985 г. находящиеся там компании стали автоматически получать экспортные льготы и находиться на сильно смягченном налоговом режиме. Большая часть индийских производителей программного обеспечения сосредоточилась в городе Бангалоре, где с давних пор существовала чрезвычайно влиятельная локальная торговая община, частью этническо-религиоз-ная (зороастрийцы, или парсы, которые контролируют немалую часть бизнеса в Бангалоре и составляют значительную часть деловой элиты Индии), частью смешанная.

В 1985–1995 гг. в Индии шло бурное создание небольших и динамичных компаний, в основном занимавшихся программированием, на основе местных кадров. В настоящий момент Национальная ассоциация компаний по производству программ и услуг (NASSCOM) объединяет 480 компаний, которые контролируют около 95% всего компьютерного бизнеса в Индии. Индия работала в основном на американский рынок, хотя со временем география ее экспорта расширилась. Доходы от экспорта информационных технологий составили 2,7 млрд. долл. в 1999 г., и 4 млрд. в 2000 г.

Индия привлекает заказчиков благодаря тому, что в то время, как качество разработок индийских компаний ничем не отличается от разработок, сделанных в США, труд индийского программиста оплачивается втрое дешевле – на уровне 5 долл. в час против 15 долл. в Калифорнии. Хотя экзотическое местонахождение и менее чем либеральный режим за пределами «парков» по-прежнему настораживает инвесторов, роль Индии в мировом венчурном бизнесе продолжает увеличиваться.

В конце 1990-х гг. в Индии начинает появляться и свой венчурный капитал, пока что в малых размерах.

Настоящим подарком для Индии стала «ошибка 2000 года». Об этой «синей птице» до сих пор ходят упорные слухи, что «ошибка» была и изобретена в Индии. Так ли это, неизвестно, как неизвестно и то, сколько индийцы заработали на переписывании legacy-систем, но тот факт, что именно работы по Y2K открыли миру возможности Индии, вряд ли можно оспаривать. Кризис первоначально привел к падению объемов работ и выручки. Но вскоре после этого (уже к началу 2002 г.) ценовые преимущества Индии привели к тому, что корпорации из США и Европы стали передавать на контракты в Индию даже те работы, что раньше выполнялись дома. А с другой стороны, контрактные разработчики Индии не только срезали расценки для повышения привлекательности, но также стали диверсифицироваться в новые направления бизнеса – например, предоставлять услуги техподдержки и колл-центров, благо англоязычие страны это позволяло. В результате обороты сервисных отраслей в Индии выросли с 3,2 млрд. долларов в 1999 г. до почти 8 млрд. долларов в 2003 г. Сторонники технологического протекционизма в США сейчас рассматривают Индию как первоочередную угрозу заработкам и занятости американских про-граммистов – что уже само по себе говорит о значении Индии для технологической экономики США и мира в целом.


Предлагаем Вам:

Автокредит
Микрокредит
Кредитную карту
Потреб. кредит

Яндекс.Метрика
Содержание Далее
Альпари Финансы и кредит Дилинговый центр RBC Forex